Фонтанский соловей

Он играет на баяне, рисует, пишет стихи, а его свист не отличишь от трели соловья. Герой нашего выпуска — работник культуры со стажем. Знакомьтесь: житель Фонтанки Григорий Иванович Ткачук.

 

Григорий Иванович родился 3 апреля 1942 года в селе Сокильча Попельнянского района Житомирской области. Его отец, Ткачук Иван Якимович, был музыкантом и художником, мать, Ткачук Федора Назаровна, работала в колхозе. Григорий Иванович — шестой ребенок в семье. Кроме Григория в семье было еще шесть детей.

— Благодаря отцу наша семья была очехнь музыкальной. Он играл на бандуре, гитаре и даже изобрел собственный духовой инструмент. Еще до школьного возраста я уже играл на гитаре и пел. Все удивлялись. Я, наверное, пошел в отца. Старший брат тоже стал хоровым дирижером, — рассказывает Григорий Иванович.

fontanskij-solovej_03В 1944 году отец Григория Ивановича погиб на фронте.

 — В селе в Житомирской области, где родился отец, стоит памятник ему. Его могила находится в Польше, но где именно, мы так и не узнали, — отмечает наш собеседник.

Семья жила бедно, перенесла голод 1947 года.

— Пока корову не украли, мать кормила ее распаренными ржаными снопами с крыши. Я видел много смертей. Тогда умерли мои брат и подруга. Ели мы липовые почки и семечки. Старших брата и сестру мать отдала в детдом, чтобы они не умерли от голода, но они и там голодали, так что мать забрала их назад. Помню, как весной 1948 года прохожая женщина попросила нас собрать майских жуков с ивы. Когда мы это сделали, она их сварила и съела, — вспоминает наш собеседник.

Иван учился в Житомирском культпросветучилище, но не окончил его из-за ранней женитьбы.

 — Свою профессию я не оставил — заочно окончил университет народного творчества в Москве, стал специалистом по клубной работе, хоровым дирижером, баянистом, — рассказывает Григорий Иванович.

Трудовую деятельность он начал в Таджикистане. В Азии Григорий Иванович провел 10 лет. Там он работал дирижером в Доме пионеров и школьников, а позже — директором Дома культуры.

— Мы каждый год ездили с концертами в воинские части на афганской границе. Там же я учился рисовать у немца Ивана Класина, работавшего художником при Доме культуры, и приезжего художника Саши Таволжанова. Он приезжал в Таджикистан рисовать архитектуру. Саша отдал мне полный школьный портфель красок и кисти. Если бы не эти художники, я не сумел бы обучиться рисованию, — говорит наш собеседник.

В 1975 году Григорий Иванович с женой Еленой Анатольевной и детьми Леонидом и Лилией переехал в Фонтанку. Здесь он работал музыкантом в детском саду и художником в спецшколе, позже перешел в Фонтанский совхоз.

После второй женитьбы и переезда в Киевскую область Григорий Иванович работал в санаториях в Пуще-Водице, играл на свадьбах.

— Я водил отдыхающих по лесу, играя на тяжелом немецком баяне, а по вечерам в субботу и воскресенье играл танцевальную музыку на электронном баяне, — говорит Григорий Иванович.

Он вернулся в Фонтанку, уже будучи пенсионером, после катастрофы в Чернобыле. Пять лет назад он начал выступать с художественным свистом в хоре «Ланка» Фонтанского дома культуры.

— Когда-то в детстве я увидел в фильме, как герой зовет девушку, свистя соловьем. Я поверил, что это возможно, и, когда пас телят, целыми днями тренировался. И, знаете, меня мало кто отличал от настоящего соловья. На всесоюзном фестивале в Ширяево я засвистел трелью на сцене и получил за это диплом. Там мне не было с кем соревноваться. Меня называли соловушкой, а сейчас — фонтанским соловьем. Сейчас в хоре я приспособился свистеть с пленкой, — рассказывает наш собеседник.

Также Григорий Иванович пишет стихи. Поэта вдохновляют окружающие его люди, природа. Есть и стихотворение, посвященное принцессе Диане.

Мы желаем неутомимом герою нашего выпуска здоровья, вдохновения и долгих лет жизни.

fontanskij-solovej_02
Мамині очі

Стоїть під лісом одинока хата,
У ній давно ніхто вже не живе.
Колись жили у ній ми всі й мати,
У мріях лиш життя оте пливе.
 
Було, приїду з міста на годину,
Так хочеться із нею говорить.
Привіз в дарунок булку і хлібину
І в хаті щось поможу їй зробить.
 
Коли виходжу з двору, то жалоба
Матусю милу душить аж до сліз,
І мокрі очі дивляться спідлоба,
Аж поки не зайду повільно в ліс.
 
Лише хустинка біла, мов лелека,
На голові біліє в далині.
Не хочеться від мами йти далеко,
Враз смуток душить серце у мені.
 
Моя матусю… та нічого в світі
Не було вартого твоїх очей,
Твою я постать бачу на граніті,
Пливуть думки шановні без речей.

Новости по теме

Добавить комментарий