Разговор с ветераном

Герой нашего выпуска — ветеран Великой Отечественной войны Алексей Васильевич Плотников. Он сражался с немцами на Курской дуге, где получил опасное ранение. Осколок от мины пробил насквозь руку и грудь солдата и остановился в нескольких миллиметрах от сердца. После войны Алексей Васильевич служил в армии, поднимал целину, развивал Одесскую область и был председателем Крыжановского сельского совета.

На днях ветеран отпраздновал свое 93-летие. Он родился 6 мая 1925 года в Алтайском крае — в деревне Сентелек Чарышского района. Отец, Василий Савельевич, участвовал в Первой мировой войне, дошел до Австрии. До войны работал плотником, сеял хлеб. Мать Алексея Васильевича звали Анной Кирилловной. В семье было восемь детей.

— Во время моей молодости никто никуда не думал поступать. Надо было заниматься хозяйством — я сеял, пахал, убирал, жал хлеб. Тогда была только работа, больше ничего. В 1942 году, когда мне было семнадцать лет, меня призвали в армию, — говорит наш собеседник.

razgovor-s-veteranom_02Алексей Васильевич попал в состав Второго украинского фронта, служил в 71-й бригаде пехоты Третьей танковой армии. Участвовал в освобождении Киева, награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями. Сначала юношу направили в город Бийск в Алтайском крае. Там солдат обучали военному делу. В составе полка было восемь батальонов и 32 роты. В роте — 160 человек.

— Жили мы в морозы в землянках длиной 1,8 метра, отопления не было. Спали на матах, сплетенных из прутьев. По воскресеньям ходили за дровами и на поле за замороженной капустой. Кормили в тот период очень плохо. Мисок не было, и мы ели из тазиков. Осенью 1943 года нас отправили на фронт. Мы прибыли в Курск, там была так называемая Курская дуга. Благодаря мощной артиллерийской подготовке мы разбили немцев. Они понимали, что надо уходить, потому что им придется прыгать в Днепр, чтобы перейти на ту сторону. Они торопились, а мы — за ними. С правой стороны берег был высокий — 20–30 метров, с левой — пологий. Мы должны были выявить и уничтожить огневые точки на высоком берегу, — вспоминает Алексей Васильевич.

Также перед солдатами поставили задачу собрать подручные средства, чтобы форсировать Днепр.

— Переплыть на ту сторону и удержаться на воде: в одежде, ботинках и с автоматом, двумя дисками по 71 патрону, гранатами, саперной лопатой и противогазом — невозможно. Даже самый изощренный мастер спорта сразу утонул бы. Когда привезли баркасы, мы, конечно, обрадовались. Мы сразу навалились и стащили их. Гребли саперными лопатами. На рассвете пошли по дороге на противоположной стороне Днепра. Мы прошли огромную воронку от бомбы, в посадке увидели много разбросанных человеческих трупов — этих людей убили немцы, — рассказывает ветеран.

Едва солдаты заняли позиции, начала бомбить немецкая авиация.

— На земле не осталось живого места. Нашему командиру глаз вырвало осколком. Потом нас перевели на другой участок. Остановились на пересеченной местности, среди оврагов. Здесь мы начали оборудовать окопы, в которых можно посидеть и даже уснуть ночью. Утром нас переместили: немцы были готовы наступать, чтобы оттеснить наши войска. У них были танки, а у нас их не было, хотя мы и входили в состав Третьей танковой армии. Она переправлялась через Днепр ниже, и наши танки еще не подошли. Немцы, конечно, нас смяли. Они не только стреляли, но и давили гусеницами. Из батальона численностью 300 человек нас осталось 15. После боя мы сосредоточились в ложбине. Все офицеры погибли, остался один начальник штаба. Он попросил противотанковое ружье. Пока он готовился сделать выстрел по танку, его убили, — вспоминает Алексей Васильевич.

После боя солдаты начали отходить по высокому оврагу, зашли в тупик.

— По свисающим корням деревьев мы вылезли на поверхность из высокого оврага и перебежали в другой. Нужно было скрыться от погони и пуль, которыми простреливалось пространство. Сюда приходили со всех сторон солдаты. Среди нас был полковник, он обратился с речью и сказал, что уходить надо организованно, чтобы не взяли в плен. Ночь мы провели нормально. Днем выставили боевое охранение. И вдруг поступает команда готовиться к контратаке. Немцы собирались атаковать. Потом последовала команда: «В атаку!» Пополнение пришло не сразу, поэтому использовали те силы, что есть, — отмечает ветеран.

В этом бою его ранил осколок мины.

— Я услышал звук, похожий на крик ишака: так стрелял шестиствольный немецкий миномет. Потом со свистом начали лететь мины. Я услышал шелест приближающейся болванки и подумал, что надо упасть за куст. Но меня тут же сбило с ног — осколок пробил мне руку и грудь. До сердца не достал какие-то миллиметры. Начальник штаба разрезал на мне одежду, перевязал меня, а потом поручил солдату отвести меня в перевязочный пункт. Мы идем — с правой стороны котлован с минометчиками. Один из них говорит: «Есть же счастье людям! Закончилась эта беда для него». Я отвечаю: «Радуйся, что ты попал в минометчики — до Берлина можешь дойти», — рассказывает Алексей Васильевич.

Раненый солдат дошел до перевязочной. Здесь он снова оказался на волосок от смерти.

— Меня снова перевязали и сказали ждать лодку. Я лежу и слышу — над нами летят снаряды. Потом пришла лодка. Когда мы переправлялись, в реку упал снаряд и поднялся огромный фонтан воды. Я подумал, что если даже в нашу лодку не попадет, то все равно перевернет волной. Слава Богу, мы переплыли благополучно. С трудом я дошел до госпиталя. Мне обработали раны и сказали ждать повозку для отправки в тыл, — говорит ветеран.

На этом война для Алексея Васильевича не закончилась. Его отправили в Омск, на кузницу кадров для фронта. Там Алексей Васильевич служил командиром взвода, обучал военному мастерству штрафников, заключенных…

Женился Алексей Васильевич в 1948 году. В браке у него появилось двое детей — Светлана и Валерий. Два раза был на целине — в Узбекистане и Казахстане.

— Министерство обороны приказало сформировать оперативную группу для вывоза зерна. Я назначался начальником. У нас было только полторы тысячи бортовых машин, — отмечает наш собеседник.

Алексей Васильевич окончил Московский юридический институт, но всю свою жизнь отдал армии. В 1972 году он в звании подполковника вышел на пенсию. Звание полковника получил позже. В 1968 году семья переехала в Одесскую область. Предлагали переезд в Киев и звание генерала, но ветеран отказался. Работал в колхозе в Кремидовке, в рыбколхозе в Крыжановке, дважды становился председателем Крыжановского сельского совета, провел в село газ.

Когда мы спросили Алексея Васильевича, о чем он мечтает, ветеран, не задумываясь, ответил:

— Мира хочется. Чтобы не было войны. Так жить нельзя.

«Местная газета» желает Алексею Васильевичу хорошего самочувствия, бодрости и благодарит его за мужество и отвагу.

Новости по теме

Добавить комментарий