УЧИТЕЛЯ, ПОДАРИВШИЕ СЕРДЦЕ ДЕТЯМ

Их семья уважаема в Черноморском — учителя географии, посвятившие себя школе. Тамара Александровна Шаповал поделилась воспоминаниями о молодости, работе и муже — Леониде Васильевиче.

 

Тамара Александровна родилась в 1936 году в Краматорске. В 1941 году фашистские оккупанты расстреляли ее отца, начальника цеха по производству оружия.

— Тогда немцы очень быстро наступали. Папа руководил демонтажем оборудования, которое отправляли в тыл. Оставался последний вагон, и после этого мы должны были эвакуироваться на Урал или в Сибирь. Но немцы уже были возле Краматорска, поэтому начали взрывать цеха, чтобы немцы не смогли наладить производство оружия. Папа с другом ушел…

Немцев хорошо помню, они забрали всё, что могли. Война закончилась, а папа так и не появился. Как-то к нам заходит соседка, и говорит маме: тех, кто взрывал, немцы ловили и свозили в дом культуры, а потом расстреляли всех на Меловых горах.

О случившемся несчастье семья нашей собеседницы узнала в 1944 году.

— Мама в это время пряталась, потому что дома коммунистов должны были взорвать. Но успели они только дом взорвать — наши вошли в Краматорск. Потом начали раскапывать эту братскую могилу, там было захоронено шесть тысяч человек. Некоторые были зацементированы в подвалах дома культуры, а к одной женщине привязали проволокой двоих детей, они задохнулись. Потом мама получила документ о том, что папа расстрелян фашистскими оккупантами.

Мать нашей собеседницы работала поваром. После войны семья пережила голод.

— Дедушка был каменщиком, построил нам дом, где мы и жили. Мы ужасно бедствовали. Помню, идешь из школы и думаешь: «Хотя бы кусочек хлеба был дома». Было такое, что на ужин у нас был стакан семечек, и то взятых в долг. Вдруг мама заболела, есть нечего, даже для мышей. Я заканчивала десятый класс, училась хорошо и очень хотела учиться, но решила пойти в вечернюю школу, а днем работать на хлебозаводе. Иду я в вечернюю школу и плачу — чему меня там могут научить? Но учиться мне было суждено! Мама пошла получать пенсию на почту, а там стоит женщина и передает рассказ внучки о том, что у нее в школе училась девочка, но ее мама заболела и ей пришлось уйти. Мама вернулась домой и говорит: «Дочка, иди в школу». А я была старостой и комсоргом.

По окончанию школы Тамара Александровна поступила на геолого-географический факультет Одесского национального университета им. И.И. Мечникова. Она вспоминает:

— Бабушка моя была верующая, ходила в церковь и меня с собой брала. У нее была икона Николая Угодника… И вот снится мне сон: огромный зал, колонны и мраморная лестница, а со стороны во весь рост выходит Николай Угодник. Взял меня за руку и ведет по ступенькам. Я проснулась, рассказала сон бабушке, а она говорит: «Едь, внучка, — поступишь». И вот я в одном платье, босоножках и с чемоданом книжек поехала в Одессу. Дали мне еще тридцать карбованцев.

В Одессе жила мамина сестра.

— Ей тоже трудно жилось, она работала посудомойкой в Лермонтовском санатории. Я спала на одной кровати с сестрой… Я очень любила химию и думала поступать на фармацевтический, но в Одессе не было такого факультета. Зашла в Академию холода, но там нужна была физика, а это единственный предмет, которого я боялась. Перехожу на другую сторону в университет и понимаю — я здесь уже была: сидела в уголочке, а отсюда Николай Угодник вышел. Я никогда этого не забуду! Экзамены я сдала, как в сказке…

В университете наша собеседница училась со своим будущим мужем — Шаповалом Леонидом Васильевичем. Они вместе прожили 62 года.

— Сначал я говорила, чтобы отстал, а когда увидела, как он танцует с другой, посмотрела другими глазами. Он был такой красивый… Судьба есть! Ведь раньше на танцы я не ходила — не было в чем. А тут приехала на каникулы домой, и мамина подруга набрала мне ткани на два платья, а другая — пошила.  На танцы идти я договорилась с подругой, она не пришла, и я пошла сама. С той поры мы не расставались никогда! За всю нашу жизнь я не услышала от мужа ни одного грубого слова. Если назвал бы «Тамаркой» — не простила бы.

По окончанию обучения супругов направили на работу на Полесье, в Ровненскую область, где они прожили двадцать лет.

— Работали мы в Ракитнянской школе, там было тысяча триста учеников. Первый год муж работал учителем, потом завучем, а дальше всю жизнь директором. Он построил еще одну школу, перевел обучение на одну смену.

За свою деятельность Леонид Васильевич еще в молодом возрасте получил звания «Отличника просвещения СССР», «Отличника народного образования», Заслуженного учителя Украины.

— Мы оттуда никогда бы не уехали, если бы я не начала болеть из-за сырости, температура у меня держалась по полгода. Солнца там почти не было, дождь почти каждый день. Мне все говорили: «Что вас там заставляет жить?», а врачи сказали ехать туда, где теплый климат. Сын в то время учился в Одессе в Академии Холода, куда я хотела когда-то поступать. А как мы оказались в Черноморском — это целая история. Мне предлагали вступить в партию, но я отказывалась. И вот однажды я готовила обед и решила принять предложение. А потом мне предложили работать заведующей сектором партучета в райкоме партии. После этого появилась возможность лечиться в санаториях, и я ожила.

Как-то в санатории Тамара Александровна познакомилась с председателем колхоза из Березовского района.

— Он сказал мне пойти к заведующему отдела областного образования в Одессе — Фурсенко Леониду Ивановичу. Говорит: «Пойдите к нему и скажите, что от меня и он вам найдет работу». Я пришла, смотрю — идут с обеда. Леонида Ивановича я узнала сразу — он был красивый, а значит и добрый — вот такая закономерность, — улыбается наша собеседница. — Он записал наши данные. Первый раз мужу предложили работать директором школы в Рени, но он отказался.

А потом оказалось, что в Чабанке директор школы уходит на пенсию. Так супруги попали в Черноморское. Тамара Александровна вспоминает:

— На уроках проблем с дисциплиной у меня не было, учителя просили меня поделиться опытом. А я ученикам говорила: «Вот ты сидишь и вращаешь карандаш, заставляя всё полушарие мозга работать. Ты вроде и слушаешь, но не слышишь. Поэтому у меня на уроках ничем посторонним не занимались!»  А, во-вторых, я рассказывать не могла, когда кто-то отвлекался. Сейчас столько интересного, а тогда с таким трудом надо было это добывать! Я всегда выискивала что-то интересное, а учебник дети и сами прочитают. Они так запоминали, дома родителям пересказывали!

Двоек учительница не ставила:

— Двоечники — это педагогически запущенные дети. Самое страшное, когда к нам приходили дети, которые еще читают по слогам. Я очень просила учителей начальных классов учить детей хорошо читать.

Ученики Тамары Александровны постоянно занимали первые места на олимпиадах, в том числе и республиканских. Ее методическое пособие с рекомендациями по ведению уроков были разосланы учителям географии. Детей она учила логически мыслить и применять свои знания.

— Например, я просила рассказать, чем отличается рельеф Африки от Австралии. Или ответить на вопрос: почему в Южной Америке, Африке и Австралии на западном побережье пустыни, а на восточном — тропические леса? А карту знали назубок!

Вместе с мужем они воспитали сына Олега, есть внучка и правнук.

— Сын у меня добрый, порядочный, он никогда не ослушался меня, а Елена — лучшая невестка в мире, не всем с родной дочерью так повезло!

«Местная газета» желает Тамаре Александровне и ее родным здоровья и благополучия!

Новости по теме

Добавить комментарий