Николай Трусевич

«Эй, вратарь, готовься к бою, — Часовым ты поставлен у ворот!..»  Когда-то эти слова песенки из фильма «Вратарь» знали все мальчишки. В истории киевского «Динамо» есть одессит, которому пришлось принять свой последний бой у футбольных ворот и остаться в вечности.

Николай Александрович Трусевич родился в Одессе 5 декабря 1909 года. Уже в 16 лет Трусевич играл за «Пищевик», одновременно работая кондитером на хлебозаводе.

Игру Николая вскоре заметили, и в 1933 году предложили перейти в городской клуб «Динамо», курируемый ОГПУ. Почти в то же самое время Трусевич начал защищать честь родной Одессы в составе её сборной, а затем и в составе сборной республики. После триумфального французского турне 1935 года Николая пригласили выступать за киевское «Динамо», с которым Трусевич отыграл 73 матча. Вместе с киевским «Динамо» Трусевич, ставший основным вратарём команды, выигрывал Кубок УССР в 1936-38 годах. В 1936-37 команда занимала в чемпионате СССР почётное 2-е место, каждый раз пропуская вперёд московских одноклубников.

Блестяще одаренный, тактически грамотный и новаторски подходивший к футболу спортсмен, один из самых ярких представителей одесской вратарской школы. Николай одним из первых освоил игру на выходах, не был «прикован» к воротам, как другие голкиперы тех лет. Трусевич действовал по всей штрафной площадке, а, завладев мячом, всегда выбивал его не куда попало, а так, чтобы начать острую атаку. Покидал ворота очень смело и часто страховал защитников. Сосредоточенный и решительный в игре, вне поля Трусевич был лидером компании, здорово танцевал, выбивал чечетку.

Наступил сезон 1941 года. На 22 июня в Киеве было назначено открытие Республиканского стадиона. Апофеозом праздника должен был стать матч всесоюзного чемпионата: московский ЦДКА (современный ЦСКА) — киевское «Динамо». Но в 7 часов утра немецкая авиация совершила на город первый налёт. Команда к полудню собралась в раздевалке, когда по радио с заявлением о начале войны выступил Молотов. Игру отменили. «Динамовцы» распрощались друг с другом и разошлись по домам.

Куратор команды, первый заместитель наркома республиканского НКВД полковник Тимофей Строкач помог Трусевичу записаться в один из истребительных отрядов, формированием которых занимался сам. 31 июля Трусевич был ранен в ногу. Затем последовали сдача Киева, трагичное отступление и Киевский котёл, в который угодил и Николай.

В Дарницком лагере военнопленных Трусевича встретил игрок киевского «Локомотива» Владимир Балакин. Своим бодрым настроением и «непотопляемостью» Коля вызывал у друзей восхищение. А вот немолодых охранников доводил до бешенства. Один раз они схватили его с криками, что это еврей и его надо расстрелять. На защиту Трусевича поднялся чуть ли не весь лагерь, и Колю отпустили.

Вскоре о спортсменах узнали заведующий секцией физкультуры Киева Дубянский и профессор Киевского университета, редактор газеты «Нове Українське Слово» Штеппа. Они написали главе киевской управы А. Оглоблину письмо с просьбой об освобождении «лучших мастеров спорта Украины — футболистов сборной команды Киева», и тот дал позитивный ответ.

Футболистов устроили работать на местный хлебозавод и собрали в команду «Старт», которая отыграла беспроигрышную серию из девяти матчей против команд немецких и венгерских солдат.

Предпоследнюю игру, сыгранную полуголодными футболистами 9 августа 1941 года, потом стали называть «Матчем смерти». Общепринятая версия развития событий говорит о том, что 16 августа «Старт» сыграл свой последний матч против команды националистов «Рух», обыграв их со счётом 8:0, после чего 18 августа девять человек — основной костяк команды, включая капитана «стартовцев» Николая Трусевича, — арестовали. Но один из свидетелей тех игр, которому в 1942 году было 12 лет — академик Вячеслав Сабалдырь — провёл расследование, и утверждает, что 18 августа игроков «Старта» не арестовали. Их собрали на стадионе напротив Сырецкого лагеря, где готовился закрытый для гражданских зрителей десятый матч с командой «Люфтваффе», который состоялся 6 сентября 1942 года. Немецкую администрацию начало раздражать воодушевление, царившее на трибунах среди зрителей-унтерменшей, поэтому на матч их не пустили, «болеть» позволили только немецким солдатам.

Участники игры Макар Михайлович Гончаренко и Владимир Николаевич Балакин в интервью 2012 года, единодушно вспоминают, что гестапо настоятельно советовало «нашим» матч не выигрывать. В ответ футболисты только угрюмо промолчали. Несмотря на грубые нарушения и побои со стороны соперников, со счётом 5:3 они всё-таки одержали верх. И буквально на следующий день их арестовали и заключили в Сырецкий лагерь. Была попытка побега, которая, увы, не удалась. Трусевича, а вместе с ним ещё двух футболистов: Ивана Кузьменко и Алексея Клименко, расстреляли на месте.

Капитан «Старта» — «часовой киевских ворот» и никогда не унывающий одессит Николай Александрович Трусевич, навсегда останется в памяти не только истинных фанатов спорта, но и всех одесситов.

 

Новости по теме

Добавить комментарий